Клубер FM

«Любое горе надо отгоревать» — психология утраты

Как это — «отгоревать»?

Я пишу эту статью в период осознания моего «негативного» опыта  в психотерапевтической практике. «Неудавшиеся» консультации, в течение месяца, одна за другой. Сейчас, оглядываясь назад и анализируя, почему не получилось продолжить работу с этими клиентами, я понимаю: тогда я не  была готова  выдержать их горе, а точнее злость по отношению к себе. Злость и раздражение, которые буквально ошеломили меня во всех случаях. В одном случае — в телефонном разговоре, когда звонившая, постоянна путая мое имя, пыталась «прямо сегодня», «забрать меня» и отвезти к себе домой, чтобы я провела консультацию у нее дома. В другом — с первых шагов пересечения моего кабинета, когда клиентка начала предъявлять мне претензии в том, что я не такая, какой должна быть психолог)). В третьем случае: когда в мой кабинет, на индивидуальную консультацию, без предварительного согласования, «завалили»  сразу пять человек.  В четвертом — когда, после достаточно продуктивной (это моя оценка сеанса) полуторачасовой работы, семейная пара, с невозмутимым видом, спросили: «Это что, все?? Так, а, что нам теперь делать??…..»

Ааа….

Я впервые почувствовала на себе что такое эмоциональное выгорание, разочарование и тотальное неудовлетворение своей работой. Самое ужасное, что страх не справиться, сомнения в профессиональной  компетентности стали распространяться и на других клиентов, находившихся в терапии уже не один год.

Никто из этих пациентов больше не пришли. За годы практики никогда такого не было, и я должна была понять, что же происходит? Что объединяло их всех?

Пока ты не получила ответ на вопрос — ситуация прокручивается в голове, в поисках логического завершения. Этот феномен, в свое время, открыла известный психолог начала 20 века  Б.В.Зейгарник. Называется он – открытый гештальт.

Я закрыла свой гештальт на перечисленные случаи, проанализировав анамнез, который удалось собрать за один сеанс. Во всех случаях люди переживали потерю. Утрату. Горе. В двух случаях это была смерть близкого любимого человека, в остальных двух — состоявшийся развод и угроза развода (помните, как поет в известной песне А.Пугачева: «расставанье – маленькая смерть»?). Их реакции были абсолютно предсказуемы и «нормальные», учитывая ту боль, которая прорывалась наружу при общении в виде агрессии, страха, тревоги, обесценивания. Я не сразу это поняла. Только теперь. А тогда я злилась про себя, возмущалась, раздражалась: «Вот, как можно не понимать, что за одну встречу невозможно решить проблему, которая длится 10 лет, 5 лет. Как они этого не понимают???»

А им больно… И они хотят, требуют, чтобы я их боль облегчила… Прямо сейчас, здесь, сразу. Чтобы хоть чуть-чуть стало легче.

Сейчас было бы все по-другому. Ведь я уже достаточно знаю про психологическую травму, про горе, про ПТСР, чтобы прикоснуться к этой ране и побыть с человеком, пока боль утихнет.

Знания не вернут утраченных людей, не изменят прошлое. Но они дают понимание происходящего. Они дают не анестезию, не «замыливание глаз». Со временем, они дают покой и принятие произошедшего. Они дают надежду, что с этим можно жить дальше.

Здесь я поделюсь своими знаниями о горе. Что такое горе? Что это значит пережить горе? Что значит горевать? Какие стадии входят в это проживание, к чему нужно быть готовым выжившим после трагедии, потерявшим близкого в результате его смерти или при разводе, разлуке, родительской сепарации. Какая помощь со стороны близких  нужна людям переживающим утрату. Чем может помочь психотерапевт.

Что такое горе?

Горе – это реакция на потерю близкого человека. Причем, это может быть как физическая смерть любимого человека, так и «смерть образа» при разводе, разлуке, а так же сепарации (отделении) от родителя  выросшего ребенка. При этом, можно говорить о норме  и патологии горевания. Очень надеюсь, что читатель поймет мою необходимость несколько формализировать  боль утраты, чтобы ее объяснить.

Проживая горе «нормально», человек испытывает трудно выносимую боль утраты, при этом, старается сохранить память о близком и найти силы жить в настоящем. Патология возникает, если одна из стадий пропущена, не прожита. Тогда возникает фиксация. Подробнее об этом напишу ниже.

Процесс проживания и восстановления после утраты можно условно разделить на следующие фазы, стадии:

Узнав о смерти, человек испытывает шок. В то, что произошло невозможно поверить.

Нет, этого не может быть!

Длительность этого периода примерно 7-9 дней. Человек может выглядеть отрешенным, безразличным, стремящимся к уединению, избегающим общения. Может, внешне спокойно, заниматься необходимыми текущими делами: подготовкой к похоронам, выполнением какой-то рутинной работы или просто отгородиться от происходящего, как-будто ничего не произошло. Предполагается, что срабатывает психологическая защита – отрицание. Когда ужас происходящего слишком трудно выдержать, мы его отрицаем.

Дальше приходит агрессивная стадия. Человек может испытывать сильное раздражение и злость. Это связано с сильной фрустрацией, с невозможностью оставаться в прошлом с умершим(шей). Человек ищет виноватых в смерти. Часто, злость направлена на самого умершего(шую), или на близких, или на себя.

Как ты мог(могла) так поступить со мной, оставить, бросить!

Если бы я не уехал(а), с ним (ней) бы ничего не случилось!

Лучше бы ты умер(ла) вместо него(нее)!

Это чувство гнева могут провоцировать любые внешние стимулы, попытки близких вернуть страдающего(щую) в настоящее. Злость, смешиваясь с бессилием вернуть прошлое, может доходить до слепой ярости. Человек может крушить все вокруг, в прямом смысле биться головой о стену. Отчаяние, из-за того, что ничего нельзя вернуть. Чем глубже травма, тем сильнее ярость.

Следующая стадия горя – тоска. Человек, понесший утрату, предпринимает попытки вернуть ушедшего(шую), отрицая утрату. Ощущение, что вот он(она) войдет в комнату, позвонит. Какой-то прохожий может напомнить умершего(шую), могут возникнуть зрительные, слуховые галлюцинации, что он(она) где-то рядом.

Стадии отрицания и поиска протекают 5-12 дней, они плавно переходят из одной в другую, при этом, стадия шока может все еще сохраняться.

Стадия острого горя длится до 6-7 недель после утраты. Для этого периода характерен самый тяжелый комплекс чувств: вина, страх, злость, тревога, бессмысленность существования, одиночество, беспомощность. Могут возникнуть соматические симптомы – мышечная слабость, язвенный колит, астма. Ощущение пустоты в желудке, стеснения в груди, кома в горле. Человек, проживающий горе, поглощен образом умершего, идеализирует его. Фаза острого горя серьезное испытание как для горюющего(щей), так и для его(ее) окружения. Его(ее) все раздражают, он(она) хочет уединиться со своим горем и с образом умершего. Есть бОльший риск злоупотреблений психотропными средствами, алкоголизация — как способ сохранить зону комфорта.

Как вы можете спокойно жить, когда его (ее) нет!

Оставьте меня в покое!

Но это также критическая стадия, во время которой, человек прощается с внутренним образом умершего(шей), отделяется от него.

(Мне, в свое время, попалась книга Ю.Вознесенской «Мои посмертные приключения», которая до сих пор переосмысляется мной и имеет влияние на мою жизнь).

Через 3-4 месяца после утраты наступает период «хороших» и «плохих» дней. Возрастает агрессия, раздражение. На фоне сниженной работы иммунной системы возможет риск простудных заболеваний.

Примерно через полгода наступает депрессивная стадия. Она обостряется во время семейных праздников, памятных дат, которые раньше отмечались вместе. Пронзительная грусть проявляется в мыслях и фразах:

Вот весна пришла без него(нее)… Некому рассказать о.., он(она) бы посоветовал(а).. Его(ее) вещи…Его(ее) комната, все как он(она) любил(а)…

Дальше приходит стадия восстановления. Она длится примерно  год. За год происходит завершенный цикл в природе. В этот период восстанавливаются физиологические функции, социальные роли, профессиональная деятельность. Горе переживается приступами. Приступы бывают очень острыми, внезапными или связанные с какими – либо памятными датами (годовщина смерти, день рожденья и т.д.). Вначале обострения могут быть более частые, потом — реже. Рана затягивается, заживает. Но шрам остается навсегда. Полностью пережить горе, наверное, невозможно. Можно примириться с ним.

И примерно через год наступает завершающая стадия. Боль становится более терпимой. Жизнь берет свое.  Создать в памяти образ ушедшего(шей), найти для этого образа место в потоке жизни – вот психологическая задача этого периода. И, тогда, человек, понесший утрату, сможет любить ближних, находить новые смыслы, оставив прошлое в прошлом.

«Нормальное» и патологическое горе.

Чаще всего, человек проживает потерю без психолога, в окружении близких родственников. Любая потеря, «пробивает» личностные границы, нарушая ощущение контроля и безопасности, нанося, таким образом,  психологическую, эмоциональную травму. В зависимости от индивидуальных  особенностей, человек может сохранить  свою личностную целостность, но, иногда, может развиться посттравматическое стрессовое или тревожное расстройства.

(Есть очень хороший фильм  «Жить» 2012 г. , реж. В.В.Сигарев, о нормальном и патологическом проживании потери).

Что является поводом обратиться за помощью к психотерапевту?

— «анестезия», невозможность проявлять естественные чувства более 2 недель после утраты;

— затянувшееся проживание горя, более 2 лет, на фоне депрессии и ощущения никчемности и безысходности;

— резкая кардинальная перемена образа жизни;

-появление язвенного колита, астмы, ревматического артрита. А так же, телесных симптомов, от которых страдал ушедший(шая);

-прогрессирующая самоизоляция;

— частые размышления о суициде, планирование самоубийства;

— сверхсильное погружение в работу;

-неистовая устойчивая враждебность по отношению к определенным людям.

Как можно помочь.

Близким людям,  первое время  «ходить хвостиком», слушать о переживаниях, говорить об умершем(шей), не останавливать слезы. Быть готовым, что приступы отчаяния и гнева могут через время вернуться. Быть готовым к неожиданным обвинениям в смерти или другим проявлениям агрессии. Нужно принять злость, не дискутировать, лучше молчать.

В работе с психологом важная роль отводится изменению идентичности клиента. Нужно понимать, что утратившему(шей) придется «заново себя слепить», восстановить свой изменившийся образ, уже без любимого человека. Работа скорби предполагает, так же, возврат в прошлое, в отношения, которые прервала смерть, с целью их проанализировать и завершить. Может что-то осталось недосказанное, непрощенное: обиды, вина. Есть техники работы с психологом, которые помогут проститься, простить, получить прощение.  Очень важны ритуалы, предусмотренные культурой общества, помогающие примириться со смертью.

На стадии восстановления важно помочь горюющему вернуться к жизни. Вовлекать его в жизненные события, помощь психолога соответствует работе как при ПТСР и работе с травмой (восстановление ощущения безопасности, ресурсные техники, обсуждение планов на будущее). Количество сессий очень индивидуально. В среднем – от 5-ти до 10-ти. В сложных «застарелых» случаях могут пройти годы.

На силу и длительность аффектов  влияет факторы: неожиданность потери, слишком сильная эмоциональная близость с человеком, близость родства, незаконченные ситуации в отношениях. Застревание на любой из стадий может привести к психотическим срывам и невозможности жить дальше в настоящем.

В статье использовался материал В.Г.Ромек «Психологическая помощь в кризисных ситуациях».

Источник