Клубер FM

10 важных правил общения с постаревшими родителями

Одно из главных правил: не пытаться их переубедить.

Рано или поздно большинство из нас сталкивается с проблемами в отношениях с постаревшими родителями. Чаще всего люди просто жалуются друг другу, не видя способов как-то изменить ситуацию. Почему нам так трудно дается общение со стариками? Почему им обязательно надо вывести нас из себя? Почему они постоянно дают нам советы, критикуют и вмешиваются в нашу жизнь? Почему не принимают ничего нового? И что же нам со всем этим делать?

О мастер-классах Саши Галицкого, которые помогают людям наладить взаимоотношения со стариками, я услышала около года назад от родственницы. Старенькие родители ее мужа живут в другом городе. Они каждый раз с нетерпением ждали сына с невесткой в гости, но в конце концов такие визиты становились испытанием для обеих сторон и нередко заканчивались взаимными обидами. Так вот, после посещения мастер-класса людям удалось значительно улучшить отношения и даже получать удовольствие от общения.

Саша Галицкий — художник, скульптор. Некогда арт-директор в крупной компании, Саша оставил престижную работу и уже 15 лет ведет кружок резьбы по дереву в домах престарелых в Израиле. Большинству его учеников за 80, а некоторые перешагнули 100-летний рубеж. В 2016 году вышла книга Саши Галицкого «Мама, не горюй! Как научиться общаться с пожилыми родителями и при этом не сойти с ума самому», в которой тот делится с читателями своим опытом. О книге, мастер-классах и особенностях работы с людьми преклонного возраста мы поговорили с Сашей.

«Знай я эти ответы 20 лет назад, мои отношения с родителями были бы иными, и их старость тоже была бы иной. Но родителей мне не вернуть. Я поэтому пишу эту книгу для тех, чьи родители еще живы. Для тех, у кого пока еще есть возможность научиться с ними общаться. И при этом не сойти с ума самому. Я теперь знаю, как это сделать».

Саша, расскажите, пожалуйста, как появилась на свет ваша книга?

Я занимаюсь работой с пожилыми в израильских домах престарелых уже 15 лет. Мне посчастливилось работать с тем поколением стариков, которые в юном возрасте пережили Вторую мировую войну, прошли концлагеря, — они приехали в только что созданное государство Израиль 18-20-летними после величайшей катастрофы. Меня поражает, как после всех трагических событий, которые выпали на их долю, они смогли начать жить снова. Жизненная сила, которая движет этими людьми, — просто невероятна! Через соприкосновение с их судьбами, через постепенное понимание и врастание в их психологию, я пришел к этой книге.

Идея книги принадлежит Владимиру Яковлеву (журналисту, автору проекта «Возраст счастья»), он же придумал ее формат. Я не психолог. Я писал книгу как бы изнутри. Старался максимально честно изложить свою точку зрения по этому вопросу.

«Замечали ли вы когда-нибудь, что ни одни старики не раздражают нас так сильно, как наши собственные? Это потому что все старики — это просто старики. А наши — это постаревшие родители, которых мы помним другими, молодыми и полными сил и которые еще относительно недавно исполняли в нашей жизни совсем иную роль. Мы не готовы разрешить им одряхлеть, поглупеть и впасть в детство».

Вы ведете мастер-классы, на которых объясняете, как взаимодействовать с пожилыми людьми: что нужно делать, а главное, чего ни в коем случае делать не следует. Что это за правила?

Множество людей, чьи родители состарились и стали немощными, находятся в отчаянии, потому что столкнулись с новым для себя опытом и не знают, что им делать, как себя вести. Мне захотелось рассказать, как может быть по-другому.

Вот основные правила общения со стариками, которые я вывел за многие годы работы с ними. Они просты и довольно универсальны:

1. Не ждать удовольствия от общения

2. Рулить

3. Не пытаться менять родителей

4. Знать их «технические характеристики»

5. Не вступать в конфликт

6. Сострадать, но не жалеть

7. Не спорить

8. Управлять впечатлениями

9. Не винить себя

10. Прощать

Вы утверждаете, что ни в коем случае нельзя спорить со стариками, пытаться их в чем-то переубедить. Почему это так важно?

Потому что переубедить их невозможно. А пытаясь спорить, можно только испортить отношения. Родителей уже не исправишь, с этим надо смириться. В этой ситуации можно только изменить себя, изменить свое отношение к тому, что происходит.

— Мама, какой кофе ты хочешь?
— Растворимый, самый дешевый!
— Хорошо.

А что означает принцип «рулить»?

Приходит момент, когда в отношениях с родителями ты должен взять управление в свои руки. Это проблема, это не так просто. Здесь надо незаметно поменять вектор отношений, психологическую расстановку сил между ребенком и родителем: перестать общаться с придыханием. Не быть больше ведомым, а самому вести. Это сложно, но возможно. Для этого необходимо перестать оправдываться, перестать объяснять, перестать играть маленького мальчика или девочку в отношениях с родителем. Это можно сделать при помощи юмора. В большинстве случаев это работает.

«Смеющийся старик неопасен. С помощью шутки — любой, даже не самой удачной — можно разрядить почти любую опасную ситуацию,возникающую в общении с пожилым человеком».

Но брать на себя лидирующую роль надо не «в лоб». Невозможно заявить: «С сегодняшнего дня мы делаем так!». Это можно менять потихонечку. Во-первых, понять, что на вопросы мамы или папы «Что делал?», «Куда пошел?» отвечать нельзя. Вместо ответов можно шутить. Я не отвечаю на точные вопросы своих подопечных: сколько у тебя? где? как? Я сбиваю с толку, задаю встречные вопросы. Я древко этого флага должен забрать, одновременно потихонечку подставив плечо, уходя от конфликтов. Потому что в конфликтах мы сразу теряем, они бесполезны — если только речь не идет о безопасности и здоровье человека, но и тут метод «прямой лобовой атаки» не работает, нужен другой подход.

Привыкая к новой роли, ты должен понимать, что можешь ошибиться, можешь сорваться, но в целом политика твоя должна измениться. Потому что когда человек очень старый, он перестает воспринимать тебя как сына или дочь, он начинает воспринимать тебя как родителя, опекающего.

«Пожилые родители нам не друзья. Пожилые родители нам — пожилые родители. Это предельно специфический, особый вид взаимоотношений, построенных на необходимости общения и по самой своей сути являющихся не удовольствием, а испытанием. Испытанием на нашу способность помогать им, любить их, уважать их, такими, какие они есть, а не такими, какими мы всем сердцем, очень сильно хотели бы, чтобы они были».

Есть пожилые люди, которые, несмотря на преклонные годы и физическую немощь, не готовы отказываться от статуса главы семьи. Они привыкли принимать решения, нести ответственность за себя и свою семью и по-прежнему требуют уважения и подчинения. Как быть в этом случае?

Да, действительно, люди в переходный период (когда они еще не совсем немощные, еще не ощущают себя стариками, но уже нуждаются в заботе) отдают бразды правления с трудом. Но тут надо дать понять, что я все равно у тебя их заберу для твоего же блага. Я буду с тобой сильным. Ты должен быть сильным внутри. Это невозможно делать путем скандалов, путем объявления, что с сегодняшнего дня ты главный. Это должно прийти изнутри, постепенно. В отношениях должна произойти бескровная революция.

Сложно это сделать с людьми, которых ты знаешь много лет, с которыми установившиеся взаимоотношения, и он понимает, что стоит ему шевельнуть пальцем, и все будет так, как он хочет, потому что так было всегда. Но из любви к ним надо пробовать. Ведь ты не можешь слушаться 90-летнего человека.

Если бы вы могли вернуть время назад, как бы вы общались с собственными родителями? Что изменили бы, имея тот опыт, который приобрели за последние годы?

Я бы не спорил со своими родителями и не пытался бы их переубедить.

Когда мы внутри ситуации, мы смотрим со своей колокольни: какие наши старики вредные, капризные, сколько они доставляют неудобств… Но если мы посмотрим изнутри их опыта, мы увидим, что им очень плохо. Это их последние годы. Они боятся болезней, собственной немощи, скуки, собственной ненужности и бесполезности, смерти, в конце концов. Столько труда стоит встать утром, сделать обычные дела, которые раньше, в молодости, им давались легко и просто. И особенно гнетет осознание того, что лучше уже не будет, будет только хуже.

— Как здоровье, Давид?
— Хуже, чем было, но лучше, чем будет!

Все так или иначе боятся старости. Очень многие, жалуясь на своих невыносимых стариков, говорят, что не хотели бы дожить до такого возраста (а именно до старческого маразма и беспомощности). Как вы думаете, можно каким-то образом продлить свой дееспособный возраст? И можно ли как-то помочь родителям дольше оставаться в здравом уме?

Не знаю. И да, и нет. Конечно, если ты, что называется, активен, занят, увлечен каким-нибудь занятием, то говорят, что здравый ум будет оставаться в тебе дольше. И так и есть. Хотя всегда есть место случаю, который или отправит тебя, скажем, на какую-нибудь операцию под общим наркозом, и сам-то ты вроде проснешься, но голова останется дремать. Или, принимая по пригоршне таблеток в день, трудно оставаться в своем уме, ведь многие из них оказывают негативное побочное влияние на мозг.

Тут уж как кому повезет, хотя стараться надо. Еще могу сказать, что не надо бояться потерять разум в старости, если не хотите его потерять (смеется).

В чем состоит ваша задача, когда вы приходите на занятие к своим дедушкам и бабушкам?

Обычно я работаю с группой 10-11 человек. Работа очень тяжелая: люди все очень хорошие, но очень больные и очень старые. Сегодня один дед сказал, что отметил 19-летие пребывания в доме престарелых. Ему 92 или 93 года. Это еще довольно бодрый человек. И когда к тебе приходит целая группа таких людей, это тяжело.

Старость — вещь относительная. Мне недавно мой 96-летний ученик на вопрос «Как дела?» ответил: «Плохо. Я совсем обессилел».
— А когда тебе стало плохо? — спрашиваю.
— Когда заболел.
— А когда ты заболел?
— Полгода назад.

Важно, чтобы люди поняли, что они не зря к тебе пришли. Приходится бегать как сумасшедшему, чтобы что-то им дать. На этом этапе ты выкладываешься полностью, остается только шкурка. А потом вдруг в какой-то момент чувствуешь, что они уже насытились, получили свою порцию положительной энергии и теперь довольны, у них улучшилось настроение. При помощи касания, шутливого толкания локтем, слов, юмора, ты пытаешься их поддерживать в этом состоянии. Ты все время говоришь громко, чтобы они слышали и понимали, что ты здесь присутствуешь. Это работает, но сложно в исполнении, так как требует огромной энергии.

— Как дела, Элиягу? — каждый раз с утра спрашиваю 102-летнего Петрушку.
— Плохо, — всегда обиженно отвечает он, — сегодня вообще думал к тебе не приходить.
— Хорошо, что пришел! — ору ему в глухое ухо.
— Ты не берешь в расчет две вещи. Мой возраст и мои болезни, — продолжает он сердиться на меня.
— Чем ты болен?
— Я не могу тебе этого сказать.
Хотя, по-правде сказать, после урока уходит домой вполне себе помолодевший. Лет эдак на десять.

Как вы думаете, почему эти люди к вам приходят?

Я им не сын и не внук. Я — учитель труда. Это дает мне возможность устраивать такие хулиганские мастерские, где мы рассказываем, например, грубые шутки. Могу и поругаться на них. В угол я их, конечно, не ставлю, потому что некоторым из них в принципе встать очень сложно, но часто говорю, что оставлю их на второй год, если будут так продолжать. Или родителей вызвать обещаю. Чему они очень рады. В этот момент они забывают, сколько им лет. Бывший разведчик с большим стажем может приставить «рожки» бывшему владельцу крупной фирмы.

Я стараюсь общаться на уровне глаз. Не снизу-вверх, не сверху-вниз, а на равных. Исключить формализм. Понимаете, это должно быть очень честное общение.

— Скажи, — сказал мне вчера Меир (82 года), — а у тебя дома есть водка?
— Зачем? — спросил я.
— Чтобы в себя приходить после общения с нами!
— Ну что вам сказать. Конечно, есть. А как же иначе.

Несмотря на то, что вам с вашими учениками приходится очень непросто, вы говорите о них всегда с улыбкой, с большой нежностью и теплотой. Как вам удается сохранить это доброе отношение?

А как ты можешь воевать с ними? Это невозможно. Ты не можешь прийти к ним с анти-зарядом. Когда я начинал биться за правду с кем-то из своих учеников, при этом был абсолютно прав, потому что я всегда прав (смеется), получалось не очень хорошо. Одна старушка как-то сказала мне: «Саша, мы сейчас уйдем». Понимаете? То есть «мы сейчас уйдем, потому что нам некомфортно здесь». Ни в коем случае нельзя раздражаться, проявлять ярость. Играть это можно сколько угодно, но внутри нужно улыбаться. Этому нужно учиться.

Когда ты начинаешь понимать истоки, причины поведения стариков, которое раздражает, ты становишься для них неуязвим. Если мы не будем неуязвимы, мы не сможем помочь. Надо понять, что это мы сами в будущем. Тогда общаться с ними станет легче. Ты должен просто в этого пожилого человека войти. Как-то так вот.

Беседовала Юлия Коваленко

Фото обложки: Алексей Голенищев

Книгу Саши Галицкого «Мама, не горюй! Как научиться общаться с пожилыми родителями и при этом не сойти с ума самому» можно купить в крупных книжных и интернет-магазинах.

Источник